Четверг, 24.08.2017, 02:21

Конный завод им. комдива П.И. Мощалкова

Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Записки о конном походе Москва - Париж. Глава 11

Следующей нашей стоянкой был  г. Монтьер-эн-Дер, город,  где разводят знаменитых  французских  арденов – тяжелоупряжных лошадей в своё время принявших участие в создании нашего русского тяжеловоза. Лошадей устроили на местном ипподроме, а сами расположились в разных местах: часть людей в мотеле, а часть людей в старинном помещении, очень похожем на замок, на территории конезавода.  Питались в «столовой», а вернее в банкетном зале при заводе, куда и привозили нам пищу. Завод  находится в центре города, а «замок» фасадом выходит на площадь, где стоит древний и красивый храм в готическом стиле. Ночью, когда включают подсветку, эти сооружения кажутся волшебными, из другого мира ведь они видели не только Наполеона, но известных исторических личностей, королей и кардиналов Франции, сохранены и многовековые деревья…  Вообще, как я уже и писал, отношение к старине в Европе вызывает неподдельное уважение, так и хочется сказать нашим «чудо - реформаторам»: « Что же вы творите, выродки  рода человеческого, за что вы уничтожаете нашу историю?! Кто позволил вам  это делать?!»

Несмотря на то, что нас, как и везде встречали прекрасно, в этот раз в «бочку с мёдом» серьёзно подлили  «дёготь» – ночью, в мотеле взломали замок топливного бака нашего автобуса, слили горючее и, разбив стекло водительской двери, вытащили из «бардачка» фотоаппарат одного из водителей. Замки багажников, где была форма, оружие и амуниция, им открыть не удалось, а в автобусе ничего не было, так как ребята забрали с собой в гостиницу все свои вещи и деньги. С трудом, через наше консульство, удалось вызвать полицию. Конечно,  они ничего не решили, но хотя бы зафиксировали событие и то, с большим боем. На мой вопрос, что же творится в цивилизованной и такой хорошей Европе - за всю дорогу, через шесть стран с нами ничего подобного не происходило, даже в нашей «страшной» России?! Сначала последовало молчание, а потом, старший, из двоих полицейских, с трудом изрёк, что это не они, а скорее всего румыны. Нам от этого не  стало легче. Необходимо было менять замки, вставлять стёкла, заправлять автобус и т.д. и т.п. Легенды о дешевизне сервиса на Западе разлетелись в пух и прах после нашего обращения к ним – только за одно стекло в дверце водителя с нас запросили более 2-х тысяч евро!!! Сказав добрым европейцам «большое  спасибо», мы двинулись дальше, вставив в двери орг. стекло. Забегая вперёд скажу, что мы легко отделались, т.к. КШВЕ повезло гораздо меньше, чем нам…  У них вскрыли автобус и украли всё, что только можно – деньги, ценности, документы в том числе  и на лошадей! Можно себе представить, сколько головной боли было всем, вплоть до нашего посольства!   

А вообще-то, как всегда было здорово.  Были встречи и приёмы у мэра, директора ипподрома и директора кон. Завода. Был совместный конный парад по городу вручение памятных медалей и т.д.

Директор конезавода показал нам выступление своего конного цирка, в котором участвовали и ардены – море впечатлений! Представьте  себе тяжика, который исполняет цирковые номера  с грацией почти арабской лошади… Цирк ещё молодой, а планов уже «громадьё», так как выступать будут не только на заводе, но и во Франции и в Европе. Ещё раз хочу подчеркнуть отношение в Европе к своим, родным породам лошадей, да и вообще  к лошадям и всё, что с этим связано – самое прекрасное! С чувством досады и белой зависти мы смотрели на этот лошадиный рай…

Следующим местом нашего пребывания был  Лаже – небольшой посёлок  или городок в провинции Шампань, в окружении большого количества деревень, ферм и виноградников. Учитывая то, что во Франции мы не «торопились», там мы пробыли пять дней. Остановились в конноспортивном комплексе с хорошим манежем, постоем лошадей и нормальным жильём для людей. Я, вновь вынужден был,  ненадолго, покинуть поход, в связи с плановыми процедурами и через трое суток вернулся к своей кавалерии.

Большой православный праздник Покров  застал нас в Лаже,  а это ещё и большой казачий праздник и после богослужения произошло посвящение молодых  участников похода в казаки. Даже один из наших водителей, не буду называть его имени, тоже проявил желание «стать казаком». В основном всё происходило по уже отработанному шаблону – собрались местные жители, полные трибуны манежа, а мы им показали стандартный набор того, что можем – песня, владение оружием, конный развод.

Интересная встреча произошла с английскими корреспондентами, прибывшими к нам. Очень  молоденькая  и очень худенькие  девушка,  похожая на принцессу Диану, и парень.  Страшно было с ними здороваться за руку, так как  думалось, что переломаешь им кости. На нас они смотрели, как на инопланетян – широко открытыми глазами, Задавали  большое  количество  абсолютно разных вопросов, а когда на их вопрос какой чай мне нравится, я ответил, что давно люблю  английский чёрный чай, их восторгам не было предела.  Признаться,  я не ожидал подобной реакции. Позже уже в Москве позвонила наша приятельница из Канады и сообщила, что в английском журнале вышла большая статья о казачьем походе и обо всех нас «страшных и грешных». «Детишки» постарались на совесть, красок не жалели и интерпретировали некоторые ответы по своему разумению. Эту статью мне переслали и перевели, и хочу представить ее на суд общественности.   

После пяти дней вынужденного простоя мы вновь, Слава Богу, двинулись в путь.

********************************************************************************************************************

Казачий поход на Париж.

31 Oктября 2012
By Патрик Ревелл

 
 
Лажес, Франция — глубоко в регионе Шампань, на конном заводе , окруженном виноградниками, лежащими в грязи под осенним дождем, сидит Павел Мощалков.
"Вы не должны доставлять нам проблем. Вы не должны вмешиваться в наши дела," говорит он, неторопливо, повелевающим голосом.  "Мы,  как медведи – мирные пока нас не трогают."
"Вы знаете, что говорил Александр Невский: « Кто к нам с мечём придёт, от меча и погибнет». Он поднимает свои огромные кулаки над головой. И ещё есть старая русская пословица; «Русские медленно запрягают, но быстро едут!», а слухи о том, что мы только водку пьём и лежим на печи – ерунда, хотя и это случается иногда.
Мощалков – босс (атаман), лидер Казачьего взвода, состоящего из 23 Донских казаков, которые прибыли в Париж верхом на лошадях в честь 200-летия войны 1812 г., которая закончилась победой Российской армии и  спустя 2 года, отречением Наполеона Бонапарта.
Кавалерия покинула Москву в августе и верхом на лошадях отправилась через Европу: Беларусь, Литву, Польшу и Германию, - повторяя путь своих предков по направлению к Парижу, находящемуся на расстоянии 2800 километров.
Вскоре, 17 октября , всадники на скаку въехали в дворец Фонтенбло , а затем участвовали в мемориальном показе вместе с ансамблем песни и пляски Российской Армии в честь победного вступления Атамана Платова в столицу в 1814 году. Их поездка приходится на времена всплеска казачьей культуры в России.
Когда я встретила  их, казаки уже двигались в течение 2х месяцев, в основном по маленьким городам — они предпочитают малонаселенные города большим — и были в 200 километрах от Парижа. Лошади всадников были расположены в крошечной деревушке Лажес,  в крытых загонах.
Дом полон Казаков. Они сидят за кухонным столом в своих высоких сапогах и шароварах; сегодня они были в их сине-красной форме и повседневных кителях.
Они заходят и выходят, попыхивая своей трубкой, дым из которой вырывается из-под их усов. Один из них встал на кухне, браня французских поваров за их суп. Во главе стола сидит священник, облаченный в рясу, расшитую серебряными узорами. Он отвечает за икону Божией Матери.
Через длинное окно в стене видны француженки, пытающиеся оседлать лошадей казаков. Одна из них остановилась в последний момент.
"Казаки с легкостью делают это," говорит один из Казаков, робко, но с гордостью.
Возраст участвующих в походе Казаков от 18 до 65 лет. Они передвигаются в сопровождении 20 человек. Нам сообщили, что сначала необходимо встретиться с атаманом.
Мощалков,  главный во взводе, так же, как и в разговорах. Он  пригласил лейтенанта Володю,  казака в эполетах, с забавным лицом и опустившим взгляд от бесконечных саркастических шуток. Священник , Отец Владимир, сидит справа от Мощалкова.
Атаман рассказывает, что этот поход - первый выезд большинства казаков за пределы Родины, и они не чувствуют себя как дома. "Я устал, я до смерти устал от Европы," говорит Мощалков. "Люди, конечно, всегда встречались очень хорошие. Они всегда и везде улыбались нам. Но в Европе совсем нет такого понятия, как суп, борщ, щи!" продолжает он. "И сыр…» - он плюет. "И французская выпивка! Сухое вино, фу! Лучше сто грамм водки!"
"Для нас, здесь совершенно невозможно жить. У нас совершенно другой менталитет," продолжает он. "В Европе все охраняется, европейцы очень расчетливы. Мы же живем широко, раскрываем наши души. Возможно, люди не любят нас за это, но на самом деле это не имеет никакого значения для нас. Наша страна огромная, поэтому и душа такая."
Тем не менее Мощалков очень благодарен за гостеприимство в отношении всех тех, кто участвовал в походе, в особенности он благодарен конным клубам, которые предоставили для них свои  жилые помещения. С ними же Мощалков  намерен  поддерживать отношения и в дальнейшем.
"Мы нашли общий язык," сказал он. "Люди, занимающиеся лошадьми, легко находят общий язык."
Он не упоминает о том, что автобус, который перевозил формы участников, обокрали и сломали, после приезда во Францию. В основном, поход прошел  гладко. "Люди стоят и аплодируют» - говорит атаман.
Во времена между 1812 и 1814, Генерал Платов ввел в Париж  60 000 казаков, что наводило ужас на жителей столицы, но казаки охраняли и защищали парижан, и отношение к казакам изменилось. Сегодня этот поход является дружелюбным. Во время нахождения в Париже Казаки посетили не только Лувр без своих лошадей.
"Это марш мира. Мы прибыли с миром, не с целью агрессии," говорит атаман. "Этот поход осуществлен в память всех тех, кто погиб в период той войны, не только в честь русских. Одна из вещей, которая мне нравится в Европе - это уважение к истории. Ведь военные мемориалы находятся под присмотром властей».
Однако, как сообщил нам Мощалков, поражение Наполеона не являлась единственной причиной поездки (похода). Это было всего лишь предлогом для того, чтобы привлечь всеобщее внимание к вымирающему виду красивых лошадей, которые ранее поддерживались Советским правительством.
"Конезаводы в России находятся в плачевном состоянии," говорит он. "Правительство не выделяет  средства на обеспечение лошадей». Горный инженер, который работал в Африке на Советское правительство. Мощалков, стал конезаводчиком, ставя перед собой цель, возродить Донскую пароду лошадей.
Донские лошади большие, красивые животные, способные перемещаться на большие расстояния без отдыха. Оседланная казаком лошадь может пройти 300 километров в день. "Такие расстояния могут убить любую другую лошадь,» - говорит атаман. "Всего четыре часа отдыха в сутки и остальные 20 часов лошадь в пути. Но в течение долгого похода из Москвы, лошади двигались по 60-80 километров в день».
На улице молодой казак гарцует боком на лошади около двери. Лошадь издает оглушительное ржание. Я спрашиваю Мощалкова, надеется ли он, что поход вдохновит правительство предложить  финансированиe,  для восстановления донской породы лошадей? Он  обменивается иронической улыбкой со священником, но так и не отвечает.
Как и лошади, казаки с трудом адаптируются к современной эпохе. Гонимые Советской властью, казаки страдали от бедности и отсутствия цели для существования. Отец Владимир, который уже сменил свою длинную рясу с серебристыми узорами на выглаженную рубашку и джинсы, выглядел как официальный представитель казаков. Он рисует оптимистическую картину Казачьего будущего, говоря о Казачьих учебных заведениях в городе Ростове-на-Дону, где студенты "изучают историю и культуру. Лучшие студенты — наиболее дисциплинированные и организованные — приходят из Казачьего Кадетского корпусаl," объясняет священник.
Мощалков менее оптимистичен. "Как мы можем сохранить наши традиции?" -  продолжает он. "Все носители традиций ушли — уничтожены. И что теперь делать?" -  вздыхает он. Он мрачно смотрит на стол — организация похода? Судьба казачества? Европа? "Казаки чудесные люди. Они столько всего сделали для России» -  тяжело говорит он.
В течение последних  лет наблюдается  удивительное проникновение казаков в публичную жизнь, возрождение своей традиционной роли в качестве обеспечения безопасности государства.
Второй ежегодный фестивать  Казачей станицы состоялся в Москве, в Лужниках, в тот же день, когда в Фонтенбло состоялся концерт с участием 1 500 Казаков. В августе, Краснодарский губернатор Александр Ткачев объявил, что казачьи войска должны защищать регион от нелегальных иммигрантов. Такая деятельность началась с сентября.
Мощалков, с его стороны,  не провляет особого интереса к такой политике, хотя он остается сторонником президента Владимира Путина.
"Они говорят, что  Путин  победил на выборах не легитимно.  Это ложь!» - говорит он. Он защищает президента, утверждая, что Путин в наследство получил ужасные проблемы от своего предшественника, Бориса Ельцина, и говорит, что он раздражен критикой Запада в адрес России. "Я же не говорю англичанам, как им жить!" - негодует он. "Мы знаем Вашу Европейскую демократию!»
Идея похода пришла не от государства, а от самого Мощалкова, который говорит, что Правительству понравилась эта идея, но оно  не финансировало наш поход. Атаман поднимает  брови. Он объясняет, что  корпоративные спонсоры и он в том числе, самостоятельно финансировали поход.
Согласно словам Мощалкова, Правительство ограничило  свое участие в мероприятии,  объявив о том, что поход является государственной программой, отправив  300 представителей  делегации и главу администрации Президента РФ, Сергея Иванова, на концерт в Фонтенбло..
"Чтобы выпить по приказу!" - смеется Володя.
"Две тысячи восемьсот километров!" -  восклицает Мощалков. "Это важно не только  для нас, но и для них, всех других наших казаков, увидеть Париж — чтобы потом рассказали  своим внукам - "Я сделал это, я видел, где были мои предки!'"
В тени, за перегородкой, один из казаков начинает громко петь. Мощалков угрожающе поднимает глаза. Володя быстро вскакивает и бежит по коридору. Приглушенно слышны возражения, и Володя, возвращается  назад,  виновато улыбаясь. Однако, позже, позади него, пение возобновляется.
"Они часто поют?" спрашивает мой фотограф.
"Да, они поют, "отвечает Мощалков. "Но казачья песнь грустна, потому что жизнь казаков печальна».  "Ох, борща бы сейчас!" восклицает он снова, "С ложкой сметаны!  Еще шесть дней и домой. Домой!"

 

Франция. Монтьер-эн-Дер. Лаже.
.
         
 

 

Яндекс.Метрика