Суббота, 18.11.2017, 22:13

Конный завод им. комдива П.И. Мощалкова

Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Записки о конном походе Москва - Париж. Глава 3


В предыдущей главе я не упомянул ещё о троих конеперевозчиках,  которые, участвовали в походе, это Павел Ашапатов, Максим Сергеев и Борис Никишин. Об этих людях я бы хотел сказать отдельно, и вы поймёте, по какой причине. 

Дело в том, что Павел Ашапатов, не смотря на договор, бросил нас на половине пути ещё в Германии и «тихо отбыл в неизвестном направлении», тем самым поставив нас в крайне затруднительное положение. Потом, в Москве после похода, когда руководитель фонда предъявил ему претензии в связи с тем, что он работал по предоплате и естественно не выполнил условия контракта, «получив деньги вперёд», он частично по словам А.Э. Буковского, отработал свой долг.
Максим Валерьевич Сергеев, выросший на кон. заводе, сам будучи потомственным конником и мастером спорта, а так же толковым конеперевозчиком,  очень помогал всем в работе и советом и делом. Человек с тонким чувством юмора, с ершистым но добрым нравом, он был полноправным членом команды. Но его контракт был только до Германии и именно в Германии он, к сожалению, нас покинул. 

Борис Владимирович Никишин присоединился к нам в Фонтенбло на коневозе с тем, что бы осуществить нормальную транспортировку лошадей до Москвы. Он является владельцем коневозов и один из них под управлением Андрея Анахова, уже работал с нами. Б.В. Никишин, добрый отзывчивый и совсем не конфликтный человек, оставил по себе очень хорошую память и позже, после похода мы так же пользовались его услугами. Думаю, что и в дальнейшем обязательно будем контактировать.

Перед выходом в поход ко мне обратилась глава сельской администрации Т.В. Бурынина с просьбой устроить праздник – прощание перед уходом в поход для жителей всего поселения и я дал своё согласие, несмотря на то, что отношение у местных жителей к казакам поначалу складывались, мягко говоря, не просто. Однажды дело дошло до милицейского вмешательства, с привлечением руководства МВД. Что же касается руководителя местного  с/х  кооператива, совладельца оного и  «местечкового барина» Хахунова В.М., так он просто сходил с ума от бессилия, что не может никак этому действию помешать. Мне искренне жаль этого человека, обделённого Богом, т.е. ущербного по своей натуре. Он даже не понимает того, что «съедает» этим сам себя. Он постоянно устраивал нападки на казаков в момент тренировок, предъявлял претензии, о якобы каких то «потравах», причём даже в зимнее время! Не стеснялся и в угрозах всех «пересажать и устроить всем поход на нары», ссылаясь на свои надёжные связи с местными «ментами» и т.д. 

Короче говоря – зависть порождает злобу, а злоба порождает  беспредел.  В 2009 году моё хозяйство сожгли до тла, (1800 кв. м. площадей), причём подожгли вместе с людьми и лошадьми, слава Богу в тот раз никто не пострадал.  Я представить себе не мог, что это может повториться.

И вот, 9 августа 2012 года, за один день до обещанного нами праздника и за три дня до похода, среди бела дня, меня вновь подожгли выстрелом  ракетницы или петарды в чердачное окно конного музея. Сгорели все дипломы, кубки, розетки и чемпионские попоны, а всего этого было не мало, ну и конечно великолепное  помещение  с чучелами животных, растениями  и аквариумами, видео  и  аудио техникой. Я в это время находился на совещании в Москве.

Казаки чудом спасли инвентарь для похода находящийся на первом этаже здания, новые машины сопровождения фирмы «Рено» в количестве пяти штук, в том числе и «платовскую»  церковь,  упомянутую мной выше.  Позже подъехали пожарные и дотушили всё до конца.

Нетрудно себе представить, что настроение было совсем не праздничное и поэтому мы решили праздник прощания для широкого круга зрителей  не проводить, а процедуру эту провести  по  семейному, тихо.

10 августа 2012 года мы провели свой праздник прощания. Отец Владимир  окрестил  не крещёных участников похода, приехало большое количество  представителей различных телеканалов и прессы, несмотря ни на что собрались местные жители и жители окрестных поселений (деревень и посёлков). 

Вечером  11. 08. 2012 года  подошла грузовая фура и началась погрузка  всего того, что необходимо для похода. Под утро подошли коневозы, а в семь часов утра пришла машина сопровождения ГАИ и вся колонна тронулась  на Москву к Поклонной горе, где и состоялась официальная  процедура прощания.

Об этом моменте похода много написано в прессе и снято большое  количество  телевизионных сюжетов,  так что расписывать практически нечего за исключением того, что мы, конечно же, волновались. Позади год напряжённой подготовки, каким он будет этот поход? Будет – ли нам сопутствовать удача? Как нас встретят за рубежом? И ещё великое множество вопросов! Все без исключения казаки впервые выезжали за границу, а некоторые и за границу своих станиц, поэтому нерудно представить себе их состояние. Я же думал только о том, как бы скорее прошла процедура прощания и в путь, так как в естественной обстановке ребята чувствовали себя куда увереннее.

После праздничного прощания мы выехали за пределы Москвы произвели разгрузку лошадей, седловку и пошли…

В первый день мы прошли всем составом около 40 км. и, к сожалению, вынуждены были отправить одного коня на базу т.к.  мерин, (Азарт – всадник В.И. Вареник), потянул ногу, а возится с ним в походе было некогда и после разговора с вет. врачом я вызвал с конезавода машину с коневозом – «мыльницей» и на следующее утро Азарт отбыл домой. К концу недели Азарт уже «скакал конём» на базе, слава Богу всё обошлось и травма была несерьёзной.


Остановились на ночлег в Можайском районене, рядом с Бородинским полем. Люди были устроены достойно, а вот лошадей разместить также хорошо не удалось. Дежурный наряд стерёг лошадей привязанных в загоне  и никто даже предположить не мог, что буквально в 20 метрах от загона, в клетке сидит медведь и ещё энное кол-во диких животных! Приехали–то мы уже ночью и никто из встречающих не удосужился упредить об опасности. Кони волновались и мы отнесли это за счёт смены обстановки, ну а когда ночью медведь взревел  дурнинушкой  лошади, естественно начали рваться так, что мало не покажется! Частично сломали ограду загона, и опять же ни кто не предполагал, что по ограждению загона проходит кабель с напряжением в 380 вольт! Короче говоря, чудом не потеряли лошадей в первый же день похода.

Впоследствии,  всегда располагались на ночлег засветло, да и «условий» таких практически не было, а начиная с Литвы, лошади почти всегда, за редким исключением, ночевали под крышей и в очень хороших условиях. Так что все основные трудности пришлись на передвижения по родной стране, а это тоже показатель отношения ко всему, что связано с лошадьми.

Утром в конном строю отправились в Бородино, где провели достаточно долгое время, возлагая венки к памятникам. Показали зрителям и телевизионщикам казачью лаву и конный развод. После «обязательной программы» нам устроили очень хорошую экскурсию по Бородинскому полю. Начиная с Поклонной горы и Бородино мы везде, на протяжении всего похода, возлагали венки на могилы наших павших воинов не зависимо от того в какой войне они погибли, а на Бородинском поле возложили венок и на братскую могилу французских солдат.


В смоленской области нам дважды повезло с конюшнями это в Чёрном Вяземского района и в Алексино Дорогобужского  района, но самое главное там на Смоленщине это люди, наши замечательные русские люди! С каким теплом  они встречали нас, как старались помочь во всех делах! Особенно гостеприимным был Дорогобужский район, глава администрации которого Владимир Егорович Цуренков и его заместитель Светлана Николаевна Антоненкова организовали  такую тёплую встречу, и так это было сердечно, что  память об этих замечательных людях  останется с нами на всю нашу жизнь, а связь с ними будем поддерживать, пока дышим.

Всё бы ничего, но в Смоленске произошёл случай, о котором необходимо рассказать.

По прибытии в Смоленск я отправился на стадион, где должны были проходить торжественные  мероприятия в связи с прибытием нашего похода на многострадальную Смоленскую землю. Необходимо было переговорить с режиссёрами ансамбля им. Александрова и выяснить, какая роль отводится нам в этом представлении. То, что я там увидел, повергло меня, как минимум, в недоумение. Вдоль западной трибуны, где находится ВИП ложа, была отсыпана дорожка для джигитов КШВЕ, за ней, лицом опять же к западной трибуне располагались одна за другой, то есть в створе, две сцены, причём последняя была закрыта от восточной трибуны. За ней (сценой), стояла палатка, как видимо для переодевания артистов ансамбля, а за ней опять же лицом к восточной трибуне два  биотуалета  «типа сортир».

На мой вопрос, что это за  странная  «архитектурная конструкция» и каким образом люди, сидящие на восточной трибуне,  увидят представление. Мне сказали, что занята по приглашениям будет только западная трибуна, а на восточную трибуну вообще никого пускать не будут. На мой вопрос, а для чего же тогда по всему городу развесили баннеры, ответа не последовало, а тем временем, многие горожане с детьми и без детей, подходили к нам с вопросом  о выступлении на стадионе. Дело в том, что нас легко было распознать в городе, т.к. все наши автомобили были с символикой похода.

Только в многострадальном Смоленске я понял, насколько люди истосковались  по любым проявлениям патриотизма, по славной истории государства Российского! Более 20 лет унижения  и обливания грязью национальных достижений, культуры, достоинства не прошли даром. Люди жаждали приобщиться к этому действу, по человечески порадоваться тому, что и в их городе
проходит  такая необычная и серьёзная акция.

Нам отводилась роль  статистов – пройти по отсыпанной дорожке, развернуться и, подойдя к сцене, встать с двух сторон от неё. Дождавшись конца выступлений, ВИП персон  перестроиться в колонну по три и покинуть площадку, освободив её для выступления джигитов КШВЕ и академического ансамбля им. Александрова, что мы и проделали в назначенный день и час.

К моменту начала церемонии у входа на стадион собралось огромное кол-во народа, требующего запустить их на стадион! Директор стадиона пожилой радостно–растерянный и слегка напуганный человек прибежал к руководству с вопросом, "что делать?! У ворот стадиона ажиотаж, такого не было лет 20-25, и они могут всё снести!" Руководство, видимо крепко подумав, дало указание, впустить  неслухов  на восточную трибуну! Народ повалил валом и увидел перед собой туалеты «типа сортир», палатку для переодевания и «задник» сцены наглухо закрытый от зрителей!

То, что происходило потом, очень хорошо описано в интернете, но почему–то, под рубрикой «Конный поход освистали в Смоленске». Хотелось бы понять, причём здесь мы, если парадом командовали местные власти и представители ансамбля им. Александрова совместно с их «рыжими сёрами», как я их так, и только так, называю после этого. Кстати, и к великому сожалению, сегодня у нас в стране появились большое количество этих самых «рыжих сёров», которые умудряются, в угоду и на потребу неискушённого зрителя, уродовать даже классику, называя это «новым прочтением».

С самого начала, я пытался  сопротивляться по поводу участия в этом процессе ансамбля им. Александрова, так как считал,  что их репертуар ни в коем случае не подходит к нашему походу.  Да и появление на сцене людей одетых в современную военную форму, с маленькой солисткой при огромных бантах и с песней  о Катюше, на фоне всадников в форме 19 столетия, как-то не совсем, мягко говоря, увязывается. А уж если к этому присовокупить танцы типа «гопак» и «яблочко», то вообще становится непонятно, к чему относится это действо?!

Мои предложения по поводу участия донского казачьего хора, самодеятельных фольклорных казачьих коллективов, были категорически отвергнуты. Такая же картина сложилась и по джигитовке – предпочли многим достойным  коллективам обласканную властью безумно дорогую, как и ансамбль Александрова, КШВЕ. Мне,  по  прошествии  времени, не хотелось бы разбираться в этой грязи – просто обидно за нас всех прошедших этот путь и за те достойные народные и профессиональные коллективы, которым не пришлось участвовать в этом действии.  А было бы так здорово, если  бы в пути нас сопровождал небольшой фольклорный  коллектив и  3 – 4 джигита, так как во всех небольших городах нас убедительно просили выступить и всегда, собиралось большое количество народа даже со всех окрестных городков и деревень. А что мы могли им показать кроме выводки лошадей, владение оружием, да разводом со строевой песней? Люди разъезжались в недоумении  и разочаровании, так как ждали от казаков и джигитовки, и фольклорной песни!

Мы всё это наблюдали с чувством стыда,  досады и горечи от того, что с моими, как мне кажется, разумными доводами не согласились. Мне было указано  «на моё место» - в технической части проекта. Мотивировка простая – ты не специалист этого дела (искусства) и не лезь со своими предложениями!

В заключении  этой темы хочу сказать, что эти два «достойных» коллектива «разули и раздели» фонд до основания, оставив его «в долгах, как в шелках», а затраты на них почти в трое превысили затраты на сам поход вместе с годовалой подготовкой к нему и естественно со всей атрибутикой, которую пришлось закупать, включая зарплату казаков и командировочные участников похода, а также транспорт, постой лошадей, гостиницы и кемпинги для людей, и многое, многое другое.

Думаю, что  для нормальных людей будет понятно то, что не всегда стоит привлекать прославленные коллективы, а тем более, когда это совсем не в тему, а  если быть более точным то «…ни в Красную армию»!

Но, как говорится, «снявши голову по волосам не плачут», что случилось – то случилось и исправить это уже невозможно, остаётся только сожалеть о том, что не получилось доказать уважаемым людям, кого надо привлекать к походу, хотя с моей стороны, как мне кажется, были использованы все «аргументы и факты».




До первого поджога









Пожар



До второго поджога

Поклонная Гора












Первый переход


После первой ночевки




Бородино





Вязьма
Дорогобуж

Смоленск





Яндекс.Метрика