Понедельник, 20.11.2017, 18:08

Конный завод им. комдива П.И. Мощалкова

Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Записки о конном походе Москва - Париж. Глава 4




Сразу же, после Смоленских событий, мне пришлось,  ненадолго,  оставить поход и выехать в Москву. Дело в том, что 29 мая 2012 года мне сделали  многочасовую операцию по удалению двух злокачественных опухолей и желчного пузыря, и как следствие этого мне приходилось проходить курс химиотерапии. В связи с этим поход для меня проходил в следующем  режиме  – три недели в походе, затем на три, четыре дня в Москву на анализ крови,  посещение врача онколога, двухчасовую капельницу и с «мешком» химического яда обратно в поход.

Поэтому, к великому моему сожалению,  движение, по дорогой моему сердцу Беларуси, (мой дед, П.И. Мощалков,  освобождал  Беларусь, и его дивизия очень там отличилась), для меня не состоялось. Но я регулярно поддерживал связь с походом и сотрудником нашего посольства в Беларуси, советником  Бирюлёвой  Татьяной Сергеевной и конечно был в курсе всех событий.
На основании этого могу смело сказать, что приём в Беларуси, собственно, как и в Литве, был очень тёплым! К походу присоединялись местные всадники и наездники на различных повозках, встречали фольклорные народные ансамбли, накрывались импровизированные столы и т.д. и т.п. В Беларуси, как и в Литве, наш отряд  встречали и сопровождали  сотрудники наших посольств и от этого все чувствовали себя более уверенно, чего нельзя сказать о сотрудниках нашего посольства в Польше.

Ещё в феврале  месяце 2012 года, наша делегация проехала по маршруту с целью установить личные контакты с посольствами наших стран, и с местными ведомствами, которые по роду своей деятельности должны контролировать продвижение  нашего похода, а так – же оказывать всяческое содействие, о чём и договорились в Беларуси, Литве и Польше. Эти договорённости были соблюдены всеми, кроме нашего
представительства в Польше. На самом деле в Польше нас никто не ждал и до Варшавы мы прошли на свой страх и риск, как партизаны, на глазах удивлённого народа и явочным порядком, оповещая местную полицию о том, что мы хорошие и движемся не с целью завоевать Польшу, а транзитом во Францию!  После очередной  «отлучки» из  похода, я вернулся в Варшаву, где меня встречала О.В. Корнеева с сообщением о том, что до сего времени не появилось ни одного сотрудника нашего посольства в Польше.  Из Варшавы я вынужден был позвонить в Москву председателю орг. комитета А.Ю. Бельянинову и сообщить ему сложившуюся ситуацию, т.к. идти дальше  по Польше, не зная положения дел, не имея прикрытия со стороны нашего посольства, не имея договорённости с местными органами  власти и т.д. было просто невозможно.

Буквально часа через полтора, после моего звонка А.Ю. Бельянинову, неведомым мне образом, меня отыскал сотрудник нашего посольства в Польше и  заявил о том, что посол, хочет  встретиться со мной. Я, вместе с О.В. Корнеевой, к назначенному времени, прибыл в посольство и выслушал сетования посла о том, что их поздно предупредили о нашем подходе к Польше, (всего–то за неделю!), а поэтому они, дескать, и не успели нас встретить! На что я ему напомнил, что мы с ним встречались в феврале  месяце, текущего года  и он обещал всяческое содействие. Ответом были слова, которые меня, мягко говоря, изумили – «Давайте не будем с Вами ссорится.».  Я согласился и на это лишь–бы они оказали хоть какое–то содействие, а просьбы были далеко не королевские:

1. Организовать посещение наших мемориальных захоронений;

2. Договорится о посещении дома - музея М.И. Кутузова и мемориального кладбища, где захоронены наши воины  вместе с внутренностями М.И. Кутузова. 
Вопреки   расхожему  мнению, что в Болеславце  захоронено сердце М.И. Кутузова  могу сказать, что это не так – только внутренности -  по утверждению историков;
 
3. Организовать пересечение границы с Германией.

По прибытии в гостиницу я поведал о нашем разговоре с послом своему ближнему окружению, а на следующий день разразился скандал т.к. один из наших опубликовал мой рассказ в интернете и на основании этого состоялся нелицеприятный разговор с послом со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Ну а по моей просьбе, они «напряглись»  на посещение мемориального кладбища в Варшаве, попросили своего консула договориться о посещении дома – музея, где скончался М.И. Кутузов, привезли своих детей в конный клуб, где мы были на постое, покататься  и… ВСЁ!!!  Кстати, консула мы и в глаза не видели т.к. он не смог нас сопровождать в связи с тем, что у него был свой законный выходной и общение было только по телефону.  Культурную программу мы организовывали сами. О.В. Корнеева нашла изумительного гида очень маленькую, но и очень доброжелательную пани Тересу, которая в день отдыха, сопровождала нас по всей Варшаве и устроила много интересных посещений с не менее интересными рассказами, а всё остальное время выкручивались без переводчика.

 
Об Ольге Владимировне Корнеевой необходимо сказать отдельно. Конникам должно быть известно, что это тот человек, который организовывал и «Эквирос», и «Эквифорум», конные выставки в Москве, которые в кротчайшие сроки завоевали признание у всех конников страны, до той поры пока О.В. Корнеева ими руководила. Большой опыт работы за границей, хорошие организаторские качества, добронравие, знание конеперевозчиков, умение общаться с людьми и конечно отменное чувство юмора, которое так часто выручало нас всех в походе, в критических моментах не давая перерасти в негатив.

Вот с этим багажом Ольга Владимировна примкнула к нам в начале 2012 года. Дело в том, что в процессе подготовки похода, как я уже и говорил, со стороны некоторых членов орг. комитета, делалось всё, чтобы именно сорвать поход.  Можете себе представить, что в результате этих «деяний», к марту месяцу мы не имели определённого маршрута согласованного со всеми странами, через которые нам в ближайшем будущем  необходимо будет идти! И это за пять месяцев до начала похода! Я всеми силами старался включить О.В. Корнееву в команду, т.к. реально понимал, что за такое короткое время только она сможет «пробить» этот маршрут с заключением договоров на постой лошадей и расположение на отдых людей. Даже сейчас, по прошествии времени, трудно вспоминать, что творили эти, с позволения сказать, люди! Дошло дело до того, что О.В. Корнееву объявили во всех смертных грехах,  приклеили ей даже ярлык «воровки»! Я стоял за неё на смерть, но «народ закусил удила». По всей видимости, как ни странно, «убедить» противников О.В. Корнеевой, помогли два момента – уход от нас уважаемого члена Совета Федераций г-на И.Н. Морозова, куда он видимо попал за большие заслуги перед Отечеством, и мои раковые опухоли, благоприобретённые в «битвах» с этими, ну очень уважаемыми людьми! Видимо решили, что главный оппонент ушёл, а инициатор и тех. руководитель проекта должен отдать Богу душу, а про поход – то уже «прокукарекали» не только на всю страну, но и далеко за её пределами. И самое главное, что он включен в государственную программу! 

9 июня я, перебинтованный, «зашитый» в корсет и полуживой, вопреки запрету врачей СБЕЖАЛ из госпиталя, и только тогда удалось отправить О.В. Корнееву за границу «пробивать» маршрут. Необходимо сказать, что это удалось сделать, в том числе и при поддержке А.Ю. Бельянинова.
В это трудно поверить, но Ольга Владимировна сделала невероятное и это за два месяца до выхода из Москвы, то есть практически работала с листа! До сего времени не понимаю, почему она, перенеся все оскорбления и унижения в её адрес, все, именно гнусные инсинуации, не бросила, не послала всех по известному адресу и не ушла…. 


В Варшаве мы нашли единственный православный  автокефальный  храм, где и отслужили два священника наш отец Владимир и польский священник совместный молебен. Незабываемые впечатления оставил старый город, университет, да и вообще Польша, страна не богатая,  но  очень  чистенькая  и ухоженная.


В момент нашего пребывания в Варшаве с нами связалась  графиня Разумовская,  отпрыск знаменитого рода и настоятельно просила о встрече, которую она  хотела бы провести у себя в имении и заинтриговала нашего отца Владимира тем, что у неё от предков осталась, какая-то православная икона, статус которой она хотела бы знать. Так же она просила  отслужить у неё в усадьбе молебен.  Поскольку  мы не могли срывать график похода, то вопрос  этот я решил просто – отобрал пятерых казаков во главе с походным атаманом и нашим священником и поехали  к графине, а остальной отряд  пошёл по маршруту.

В имение казаки въехали  на своих боевых конях, в форме 19 столетия и конечно произвели огромное  впечатление на собравшихся поляков. Приехали дети, местные жители, отец Владимир, с помощью казаков собрал походную церковь и отслужил молебен, после чего хозяйка пригласила всех присутствующих на обед. Встреча удалась, к всеобщему удовольствию.

Наше продвижение по Польше проходило  очень  спокойно и гладко, мы останавливались в хороших конных клубах и завидовали белой завистью тому, как в Европе относятся к своему национальному достоянию – лошадям и людям, которые ими занимаются! Например, в конном клубе  Яшково на стене старой конюшни  висит огромный плакат во всю стену, смысл которого таков: «Каждый  поляк должен уметь сидеть в седле!». В Польше, владельцам конеферм и конных клубов выделяют и землю, и беспроцентные кредиты с отсрочкой платежа и т.д.  и  т.п.  Владелец клуба, пан Антоний, в возрасте около 70 лет, очень подвижный  человек, большой энтузиаст конного дела, бывший спортсмен–автогонщик,  очень  по-доброму  встретил нас и оказал всяческие знаки внимания.  Пан Антоний очень серьёзно помог и с размещением заказа  на заводе по изготовлению  экипажей  для  драйвинга. С его помощью  мы смогли перековать лошадей для дальнейшего передвижения по Европе. На тот момент было пройдено уже более половины пути и с перековкой не было смысла тянуть, т.к. подковы и прослабли, хотя в походе казаки их периодически
подтягивали, и сточились, особенно со стороны зацепа. Пан Антоний собрал целую бригаду лучших ковалей с прекрасным оборудованием и даже портативной  печью для нагрева подков,  В Яшково  мы провели незабываемые дни, и конечно этому всемерно содействовал пан Антоний с супругой.

После экскурсии в Познань всей нашей группы но, к сожалению, без меня, т.к. я в это время мотался с паном Антонием по заводам, а экскурсии мы устраивали в дни отдыха, нас ждала поездка в г. Болеславец,   бывшее Бунцлау,  где и скончался великий русский полководец  М.И. Кутузов. Там же находится и два мемориальных кладбища, где захоронены солдаты двух великих войн.

Необходимо отметить работу и административной группы в нашем походе, т.к. без её работы поход вряд-ли бы состоялся.

Опережая всех «летела» вперёд О.В. Корнеева, прорабатывая места стоянок лошадей, расположения людей, заключения договоров и т.д. Она совершала порой невозможное, так как работала «с листа», то есть без предварительной проработки маршрута, в связи с тем, что своевременно нам не дали этого сделать с «лёгкой руки доброжелателей»! Выше я упоминал о перипетиях, приведших к этому «авралу».

С опережением движения конников, за два дня, «пробивал маршрут» на местности, наш бессменный картограф Саша Иванов, «забивая» ежедневно маршрут всадникам в «навигаторы». Над Сашей по–доброму  подтрунивали, называя его то топографом, то хореографом и так далее, на все лады. Но относились к нему очень  хорошо, считая его «сыном полка». А «дядькой-наставником»  при нем был водитель Александр Иванович Свирщевский, который в том числе и оберегал его от «нападок». Не обходилось без каких–то небольших ошибок, но в основном он очень добросовестно вёл своё трудное дело.

Наши учёные коневоды (кандидаты наук),  Анна Николаева с Надеждой  Ивановой  каждое утро, кроме дней отдыха, двигались по намеченному О.В. Корнеевой маршруту ехали на следующее место стоянки и обеспечивали по месту, постой, корма и размещение людей. Ольга Брилиантова  отслеживала пробег транспорта, выдачу ГСМ и составление соответствующих отчётов.

Наш лошадиный спаситель, ветеринарный кудесник Тамара Гаврииловна Иванова ежедневно проводила осмотр лошадей, до и после прохождения маршрута и я с самого начала поставил дело так, что её рекомендации должны, выполнятся  беспрекословно.  Эта мера была вынужденной, т.к. в начале пути некоторые всадники пытались пренебрегать рекомендациями Тамары Гаврииловны. Конечно, во многом благодаря ей, кони пришли во Францию в отличном состоянии! Она всегда была «при походе», при лошадях в сопровождении, готовая в любую минуту прийти на помощь любой лошади.

Наш бессменный доктор похода Сергей Александрович Тарасов – «любимец публики и баловень судьбы», пользовался заслуженным уважением всего коллектива не только за профессиональные навыки и готовность всегда помочь любому человеку, но и за доброту души, бесконфликтность  и весёлость нрава.

Доктора, прикомандированной к нам «скорой помощи», постоянно менялись, а на последнем этапе пути, достаточно долгое время, с нами был доктор  Вячеслав Валентинович Домбровский, тоже очень доброжелательный  в общении и  хороший профессионал.

Водители машин сопровождения заслуживают отдельного рассказа, что не водитель – то личность, собственно  как и все остальные водители.
 
Винников Эдуард Владимирович – ему бедному мужику,  страшно не повезло – он был моим водителем. Эдик, бывший  и потомственный офицер, майор пограничных войск, по идейным соображениям, оказавшись, после развала СССР, в пределах Украины, покинувший службу и ушедший  работать в крупную коммерческую структуру в России водителем, которая и откомандировала его в наш поход. Я очень «противен» в работе по достижении цели и как Эдик меня терпел, остаётся для меня загадкой. По всей видимости, когда я вынужденно отъезжал на свои процедуры, у него был праздник души и тела! Но хочу сейчас, по прошествии  времени, сказать  большое спасибо этому честному, доброму, очень хорошему, исполнительному и внимательному человеку, за ту работу, что мы с ним сделали. Будь всегда здоров и счастлив Эдуард Владимирович!

Владимир Викторович Селиванов  - в основном всегда спокойный, и очень доброжелательный  человек,  знающий себе цену, с хорошим чувством юмора  и здравым рассудком  в основном использовался по «особым поручениям»  и поездками с нашей пресс-службой.  Нас сопровождал обозреватель ИТАР – ТАСС Александр Анатольевич Цыганов  и фоторепортёр Макеев Артём Витальевич, которым по роду службы приходилось достаточно много разъезжать.

Алексей Борисович Бриллиантов обслуживал  квартиръеров и фуражиров и был «палочкой – выручалочкой» во многих делах. При этом, не высказывая бурных негодований, с улыбкой и выражением лица на мотив, «ну что с вами поделаешь», садился за руль и выполнял всё, о чём его дополнительно к его обязанностям,  просили.

Об Александре Ивановиче Свирщевском  я уже  упоминал – «дядька–наставник» у нашего картографа
Саши Иванова. Но, забегая вперёд, хотелось бы рассказать о нем больше в связи с одним уникальным случаем. Хороший профессионал  и человек он так же, как и остальные легко вписался в коллектив и был одним из заводил и создателей всевозможных «хохм». Ежедневно, с картографом, они проезжали большие расстояния «пробивая» маршрут движения конников. Однажды проезжая недалеко от города  Потсдама,  Свирщевский сказал Иванову, что он здесь родился и прожил продолжительное время т. к. этот город был местом службы его отца. Так же он сказал, что очень хорошо помнит свою няню местную немку и на всякий случай взял с собой из Москвы фотографию, где они с няней сняты вместе. Они приняли решение заехать в Потсдам и попытаться найти дом, в котором семья Свирщевских  проживала во время службы отца в Германии.

По памяти очень быстро отыскали они этот дом, и даже дерево, которое было на Сашиной фотографии, оказалось живо! Они стояли  и осматриваясь и в этот момент к ним подошла пожилая женщина с вопросом, что они здесь делают и кого ищут. Изъясняться  по–немецки  толком не мог ни один ни другой и потому Саша Свирщевский показал немке старую фотографию при этом показывая на дерево, на себя и на свою няню. Немка схватила его за руку и увлекла за собой к недалеко стоящему дому, позвонила в дверь и на порог вышла, уже старенькая и седая Сашина  няня! Конечно,  встреча была незабываемой, она бросилась звонить своим детям, сообщая о чудесном появлении своего давнего воспитанника, просила  Сашу остаться и погостить, но он объяснил, что не может этого сделать в связи с занятостью в походе, и перекусив с хозяйкой,  ребята тронулись в путь, обменявшись адресами и обещаниями о встрече. Конечно,  все подробности этой встречи я описать не могу т.к. знаю о ней из скупого рассказа участников, но хорошо помню, что со мной было в тот момент –  прошибло слезу. Вот какие неожиданные коленца выбрасывает жизнь!

Конев Николай Сергеевич, водитель, прикреплённый к походному атаману с целью подвоза  казакам, находящимся в походе, сухих пайков, воды, решения оперативных вопросов, сопровождения  и т.д.
Лобанов Роман Анатольевич, водитель закреплённый  за  вет. врачом. Об этих двух « красавцах» ничего толком сказать не могу, кроме одного –  мягко выражаясь, странные ребята. Держались они, как правило, особняком, при любом удобном случае пытались, куда-либо ускользнуть.  Я держал этих  «ясных соколов» на контроле, но на обратном пути они всё–таки оторвались от нас, попали в ЧП, (на автобане у них кончился бензин, а это у немцев очень серьёзное нарушение, и как он мог у них кончится  когда  все заправлялись одновременно), и мы чудом избежали неприятностей с полицией и выплаты огромных штрафов. Я вынужден был послать на спасение имиджа похода  и  этих мерзавцев,  Анну Николаеву с Лёшей Бриллиантовым,   они привезли им бензин и вытащили этих уродов,  из крайне неприятного положения. Понятно, что по возвращении, я их очень  «благодарил»  за  содеянное, но пришлось немало пережить за это время.

Наши  конеперевозчики: Анахов Андрей Николаевич, Бондарь Анатолий Григорьевич и  Литецкий Михаил Вячеславович – наше достояние похода! Ребята не только выполняли свои прямые обязанности, но и помогали казакам в работе с лошадьми и вообще все были как одна большая семья.

Водители автобуса: Глухов Виталий Геннадьевич и Эдвард  Лисовскис  – замечательные люди, ходили за казаками, как за малыми ребятами, всегда чистые и опрятные, содержащие автобус в идеальном состоянии, и казачью форму в том числе.

Водитель грузового автомобиля  Исаков Сергей Николаевич: скромный, молчаливый, исполнительный и очень доброжелательный  человек,  который очень спокойно провёл весь поход.

Цыганов Александр Анатольевич – глава нашей пресс службы, человек с большим журналистским  опытом  работы, подающий  каждый день информацию  о походе, как в ИТАР - ТАСС, так и на сайт фонда «Достояние России». Человек контактный, легко входящий в коллектив, очень доброжелательный,  по -  настоящему переживающий за поход и делающий всё зависящее от него для того, что бы поход  состоялся.  Мы и сейчас поддерживаем отношения.

Макеев Артём Витальевич – хороший специалист, постоянно находился в работе на маршруте, фотографируя казаков, качество его работы можно наблюдать на прилагаемых к тексту фотографиях.
 
О нашем переводчике по Германии, Андрее Гноевом я уже писал. Могу добавить только то, что он до сегодняшнего момента помогает нам по возникающим вопросам в Германии.

Анастасия Руслановна Палыга – наш переводчик по Франции, молодая восторженная девушка, хорошо владеющая языком, с удовольствием влилась в коллектив и отлично отработала  по Франции.
Надо сказать, что мы все действительно были одной сплочённой семьёй, практически почти все, обладали хорошим чувством юмора, и это порой спасало от многих неприятностей.

По всей видимости, до конца своих дней я буду хранить добрую память обо всех наших людях, прошедших этот поход от начала до конца!       

БЕЛОРУССИЯ















ЛИТВА











ПОЛЬША








Яндекс.Метрика