Понедельник, 20.11.2017, 18:10

Конный завод им. комдива П.И. Мощалкова

Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Записки о конном походе Москва - Париж. Глава 5


ГЛАВА
Болеславец , (Бунцлау), красивый старый город и очень ухоженный, как и вся Европа, встретил нас очень приветливо, В мэрии ждал нашего приезда человек, который нас везде сопровождал, и мы сразу же отправились в дом–музей, где  скончался М.И. Кутузов. В настоящее время в музее была выставка керамики и только на втором этаже дома в двух комнатках разместилась  «кутузовская экспозиция», которая представляла из себя следующее  -  в первой комнате имитация кровати  Кутузова, комода и шкафа, а во второй военная форма и оружие некоторых стран того времени, кроме русской

Директор музея, достаточно молодой и  увлечённый своим делом человек, очень переживал о том, что музей фактически прекратил своё существование так как по его словам, когда выводили наши войска в «горбачёвский перестроечный»  период наши военные приехали к музею и вывезли всю экспозицию.

Поскольку это место, как принято говорить, «намоленное», то поляки сами изготовили копии мебели, а вот всё остальное воспроизвести не смогли. Видимо посчитав, что мы весьма «значимые персоны» директор обратился к нам с просьбой  «переговорить с руководством в Москве», чтобы вернули им экспозицию музея так как они уже более 20 лет ведут переписку и ничего не получается.

Надо сказать, что после этого рассказа директора музея, мы почувствовали даже некоторую неловкость, как будто сами были причастны к этой «варварской акции».

По приезде в Москву я, конечно, поинтересовался тем, как в действительности проходили события тех лет и то, что я услышал,  разительно отличалось от рассказов поляков. Этот музей в Болеславце  являлся частью экспозиции нашего музея вооружённых сил, и действительно, когда наши войска уходили из Польши, то вывезли всю экспозицию музея, не по причине своего «врождённого варварства и ненависти к бедным полякам», а  по причине того, что «доблестные» поляки, из чувства ненависти к «москалям», хотели  её уничтожить. Очевидцы  рассказывали, что проходила самая настоящая войсковая операция, с применением десантных войск. Так что не всё так просто, как кажется на первый взгляд,  и не всегда надо принимать на веру то, что тебе пытаются навязать! В этом случае проявилась картинка «волка в овечьей шкуре», и конечно поняв, что они потеряли, поляки сегодня, мягко говоря «лукавят», представляя события тех  лет  таким  образом, то есть полуправду - полуложь. В настоящее время эта экспозиция  представлена в трёх залах музея артиллерии вооружённых сил и успешно экспонируется.  

После осмотра дома–музея, мы возложили венки к памятнику М.И. Кутузову, воздвигнутому ему немецким  королём Фридрихом, как избавителю от наполеоновской тирании.

Интересна судьба этого памятника, так как он был сооружён в самом центре города  у ратуши на площади, которая по сей день носит имя М.И. Кутузова. Когда в Германии к власти пришел Гитлер, он не снёс памятник нашему полководцу, так как Фридрих был его кумиром, а приказал переместить его подальше от центра. По окончании войны  памятник не вернули на прежнее место, но среди серых квадратов брусчатки площади им. Кутузова, вмонтировали четыре красных бруска,  обозначив то место, где раньше стоял памятник с надписью на каждом из них «KU».

В Болеславце  два мемориальных кладбища, одно из них в самом городе, там похоронены только наши солдаты времён Отечественной войны 1941 – 1945 годов, а второе на окраине города в старом  красивом парке и соседствуют там два захоронения. Перед входом на территорию большая арка, в нишах которой, с одной стороны, русский гренадёр времён наполеоновских войн, с другой советский пехотинец в каске и с автоматом. За аркой поднимаешься по ступеням к братской могиле русских солдат и останков их фельдмаршала.

С левой стороны от памятника на нижней площадке захоронения советских солдат 1945 года – оно нас просто потрясло! Во  первых, возраст захороненных–лежат  ребятишки, в основном 1925, 1926, 1927 годов рождения сколько им было лет в 1945 году сосчитать не составит большого труда, из них 34 героя Советского Союза и 4 дважды героя!!! Цифры подсчёта могут быть немного не верны, так как все очень переживали и возможно допустили ошибку, но если таковая есть, то она очень незначительна. Захоронение небольшое, примерно порядка 100 могил, но все ухожены, в цветниках посажены цветы и конечно вокруг чистота.

Возложив венки ко всем  захоронениям,  мы заехали в мэрию, вручили мэру памятную медаль и двинулись в обратный путь под большим впечатлением от  увиденного. На следующий день предстояла большая работа по перековке всего конского состава и сразу после этого вновь в поход. В Польше, как и во всей Европе, отношение к лошадям, конному спорту, да и вообще ко всему тому, что относится к лошадям, очень трогательное. Государства поддерживают заводчиков, КСК, спортсменов – конников и т.д.

Последняя стоянка в Польше была в КСК под городом Губин. Хозяин очень интересный и живой человек отнёсся к нам более, чем радушно – был устроен чудесный ужин на воздухе, а после ужина дружеский костёр и музыкальный вечер. В процессе общения хозяин, пан Владислав, немного говорящий  по -русски,  рассказал, что его дедушка служил в охране русского царя  и  научил его русскому языку и доброму отношению к России. Если он забывал какое–либо русское слово, то бил себя кулаком по колену и спрашивал: «Ну как это по-русски?!».  Напомню, что в Польше переводчика у нас не было.

Вечер был замечательный, но меня грызла тоска от осознания того, что мне завтра предстоит и как это всё преодолеть?

Дело в том, что по городу Губин проходит граница между Польшей и Германией, польская часть города называется Губин, а немецкая – Губэн, между ними протекает река, через которую есть мост, рассчитанный на нагрузку не более 2-х тонн на ось. Накануне вечером мне позвонили из нашего посольства в Германии и сказали, что представители посольства будут ждать нас на немецкой стороне Губэна завтра в 11 часов утра. Город старый, улицы узкие, проезд большегрузного транспорта запрещён, движение в конном строю требует согласования с местными властями и так далее, а представители нашего славного посольства в Польше не удосужились провести эту работу.

Утром я обратился к хозяину клуба пану Владиславу с вопросом, знаком ли он с мэром Губина и если знаком, то пусть договорится о встрече. Пан Владислав ушёл звонить и по возвращении  сообщил мне, что мэр нас ждёт. Мы с ним немедленно выехали в Губин, до встречи на немецкой стороне оставалось немногим более полутора часов.

Встреча началась со знакомства и обмена памятными  сувенирами. В кабинете у мэра находились два «серьёзных» человека, один из которых оказался начальником местной полиции. Я изложил суть вопроса – мэр поинтересовался, в какое время встреча, я ответил, что через час, он, в свою очередь, посмотрел на начальника полиции очень  внимательно, тот оценил взгляд мэра и сказал: «я не успею», Ответ мэра был жёстким – «успеешь»! Было принято решение проехать по городу всей колонной из 13 автомобилей в сопровождении польской полиции, разгрузится на площади  у старого, сожжённого  немцами в войну костёла, а далее двигаться конным строем через границу, через  немецкий  Губэн, и далее по маршруту. В конце беседы мэр задал мне вопрос, чем отличаемся мы, славяне, от немцев, и видя моё замешательство ответил сам: « Мы с Вами договорились за 10 минут, а с немцами и за год не договоришься»! Когда я, в свою очередь, спросил  почему они не восстановят такой красивый костёл, он ответил неожиданно – "пусть видят, что они натворили"!

Я перешёл через границу, встретился с нашими дипломатами, договорились о движении по городу, а нас уже ждала немецкая полиция.

За всё время наших переговоров с мэром польского Губина, у нас не было переводчика,  владеющего польским языком. К счастью, накануне, прибыл к нам переводчик по германии Андрей Гноевой – сын нашего священника отца Владимира, который по настоящее время живёт и работает в Германии, а мэр Губина учился в Германии и тоже хорошо знал немецкий язык – так вот и общались – на территории Польши, поляки с русскими на немецком языке!  В дальнейшем Андрей прекрасно показал себя не только как переводчик, но и как советник, менеджер и т.д.
 
Мы покидали гостеприимную Польшу, сделав свой правильный вывод – политики политиками, а народ народом. За всё время пребывания на территории Польши мы  не услышали ни одного дурного слова  в наш адрес или в адрес нашей страны, буквально везде нам оказывали самый радушный прием, даже без дип. поддержки. Наши дончаки везде производили впечатление  потрясающее, так как все даже не имели представление, что такая порода существует. И ещё – удивила не только чистота, но и отношение к истории, к памятникам вообще независимо от того в честь кого или кому они посвящены, и так во всей Европе! Наверное, это и называется народной дипломатией, и угар «перестроечного» времени, с элементами ненависти к «оккупантам», канул в лету?! А возможно это «корпоративное» чувство «лошадников» к «лошадникам»? Так или иначе, но наше продвижение по Польше прошло удачно и оставило в душе добрый след.  


Яндекс.Метрика